воскресенье, 15 сентября 2013 г.

Су Тун - Рис. Жизнь - рисовое поле.


Вторая книга была прочитана очень быстро (фактически, за 1 день), хотя по объему была чуть больше, чем первая. Впечатления - прекрасно, жестоко, немного даже романтично, но обо всем по порядку.


Роман китайского писателя Су Туна (Su Tong) "Рис" на русском языке существует в одном единственном любительском переводе некоего В. Лазаренко (предположительно, Лазаренко Владимир Григорьевич). Перевод, как и ожидалось, сильно хромает по части грамматики и стилистики, однако, все не так уж плохо. Вполне читаемо и лично мне после нескольких минут дискомфорта стало совершенно безразлично. Сюжет сожрал меня с потрохами. :)

Начало XX века. Китай. Молодой парень вынужден был покинуть свою родную деревню без гроша в кармане после того, как ее вместе со всеми посевами риса и хлопка снесло потопом, и податься в город в поисках заработка и новой счастливой жизни. Через много лет, больной, искалеченный, при смерти, он вернулся домой в вагоне, до верху груженом рисом. Вернулся, хозяином всех земель вокруг деревни. Цена, которую он заплатил за свою мечту была колоссальна и заплатить пришлось не ему одному.

Я немало слышал о жестоких нравах японцев и роман Харуки Мураками "Кафка на пляже" тому яркое подтверждение (кто читал, тот поймет о какой сцене идет речь), но чтобы встретить такую мрачную картину безысходности у китайцев...
Она дура, – Ми Шэн чистил спичкою сопла гармоники. – Если бы я вас травил, ни за что бы мышьяк не учуяли.
Он ухмыльнулся:
– Давно б лицезрели владыку загробного мира.
– Прикрой свою пасть, я без яда от вас скоро сдохну! – Ци Юнь, задыхаясь от ярости, забарабанила по тростниковой циновке.
За время болезни, она позабыла про зной, и теперь, пробираясь меж пальцев проворными змейками, чувство прохлады ползло по лишенному сил исхудавшему телу.
– А кто не хотел отравить? – Ци Юнь крикнула в спину Ми Шэн’у. – Я двадцать пять лет собиралась. Да сердце своё превозмочь не смогла.
И еще один кусочек
Ци Юнь, выпустив стул, мешковато осела на землю. Рыдая, она проклинала У Лун’а, Ми Шэн’а с Чай Шэн’ом, семейную жизнь, подтвердившую мудрость «всяк сын повторяет отца». Наконец, подняв камень и встав на колени, Ци Юнь стала бить себя в лоб голышом:
– За что жизнь мне такая, о Небо? Коль мирного дня не желаешь послать, что ж не дашь умереть? Почему не пошлешь мне японскую пулю?
– Подохнуть легко, жить труднее всего, – наблюдал за женой из окна, продолжая чесать свои язвы, У Лун. – Что ты плачешь? На теле твоем только «нежная плоть и здоровая кожа». Ни язвочки, ни гнойничка. Это я в смрадном гное, крови и личинках. Елда так болит, что немного еще и отвалится напрочь.
Кстати, о непристойностях.  Если кратко, то их в книге много. Нет, это не порно и даже не эротика. Просто быт у людей такой. В романе очень хорошо, на мой взгляд, раскрыта тема взаимосвязи благосостояния человека и его либидо. Чем беднее человек, чем он несчастнее - тем большее значение в его жизни играет секс. Дело иногда даже доходит до абсурда:
В полночь улицу Каменщиков огласили истошные вопли. Поднявшись с бамбуковых лож, обыватели бросились вон из жилищ. Колченогий Ми Шэн, сжав портновские ножницы в потной руке, ковыляя, бежал от кричащей ему в спину брань и проклятья девицы.
Ми Шэн юркнул в двери лабаза. Девица, невестка владельца красильни, плюясь и бранясь возле входа в лабаз, рассказала толпе о ночном происшествии. Люди не знали, смеяться им или рыдать: по словам потерпевшей, пока та дремала, Ми Шэн распорол ей трусы.
– От него как жена убежала в бордель, – кто-то прыснул в рукав, – так на бабах совсем помешался.
– На бабах свихнулся?! – девица зло пнула ворота. – Так что ж он мамаше трусы не вспорол? Что за дом: один хуже другого, еще омерзительней. Хоть бы один жил как люди.
Несколько раз У Луна, главного героя книги, называют источником всех несчастий, совершенно необоснованно, на мой взгляд. Виновен он лишь в том, что нужда выбросила его из привычной среды обитания в большой город, где бедность и всеобщее безразличие к судьбе других людей искорежили ему душу, превратив в монстра, заводной механизм с обратным отсчетом, отмеряющий время до достижения поставленной когда-то давно цели. А механизмы, как известно, не умеют сострадать и любить. Они сухо, безразлично, отсчитывают отмеренный срок, перемалывая своими движущимися деталями все, что оказывается у них на пути.

5 комментариев:

  1. Денис, очень интересная книга вам попалось. Я поймала себя на мысли, что никогда не читала литературу Китая. Думаю, что нужно обязательно познакомиться.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А вот я поймал себя на мысли, что значительная доля интреса к книге вызвана тем фактом, что в ней речь идет о роде Фэн. Том самом Фэн из книги "Знак Фэн на бамбуке". Может, встречалась вам такая в советские времена.

      Удалить
  2. И ВЫ переживаете, что давно не писали рецензий? Вы интересно пишете. И вполне динамично: Ваши отзывы читаются легко и заинтересовывают. А вообще, каждый читает и пишет так, как умеет. Главное при этом — получать удовольствие от чтения и описания прочитанного.
    Удачи!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У меня несколько иное отношение к литературе, да и вообще ко всем видам искусства. Я считаю, что если уж человек берется выставлять свое творчество на показ, то оно должно быть идеально. То есть хотя бы я сам должен быть доволен результатом, а вот этого как раз пока не наблюдается.

      Но от вас очень приятно это услышать. Спасибо. Я буду стараться еще больше. Даже завел себе блокнотик с механическим карандашом, чтобы в любом месте в любое время мог бы записать свои мысли, чтобы потом из них собрать новые отзывы.

      Удалить
  3. Денис, Спасибо Отличный отзыв. Для меня в действительности китайская культура далека, но Ваша рецензия интересная и захватывающая. Рада, что читать было интересно! Дальнейших Вам успехов!

    ОтветитьУдалить