вторник, 1 октября 2013 г.

Эрих Фромм - "Величие и ограниченность теории Фрейда". Психология или философия?


Из названия книги вы могли бы сделать заключение, что речь в ней пойдет о личности и работах З. Фрейда, и оказались бы не совсем правы. Когда Эрих Фромм берется за перо, он не утруждает себя формальными ограничениями и мысль его может простираться весьма широко. Недаром же в каждой своей книге он первым делом извиняется перед читателем за то, что невольно повторяет в новой своей работе прежние. Вот и в этой книге с первых же страниц он пускается в рассуждения о роли Истины в судьбе человечества или о природе так называемого "научного метода". Язык Фромма сложен для восприятия. Я не могу дать четкое объяснение, почему, но его книги всегда очень тяжело читать. Однако, результат заставляет забыть о всех трудностях.
Когда я соприкасаюсь с Фрейдом, посредством его статей или лекций, или через фильмы или книги о его личности, я будто вхожу в зазеркалье, где вода в реках кристально чистая, аж искрится, и обдувают меня ветра, нашептывающие слова Силы. И Сила эта зовется истиной. Фромм и сам принадлежит к фрейдистской школе (точнее, к неофрейдистской), так что, критикуя теории и высказывания Фрейда, он не забывает постоянно напоминать читателю, насколько все же был велик вклад этого гения в развитие не только психоанализа, но и всей западной культуры. В книге вы без труда найдете подтверждение моим словам.
Книга изобилует терминами из психоанализа и социологии, но, учителям (я знаю, в проекте их много участвует), наверняка знакомым хотя бы с возрастной психологией, это все должно быть вполне понятно. В целом точка зрения автора весьма объективна и я бы порекомендовал книгу для ознакомления тем, кто еще не успел близко познакомиться с идеями и работами великого психоаналитика. Да и тем, кто уже знаком, не помешает посмотреть на знакомые идеи под новым углом.

Чтобы вы лучше понимали, кто такой Эрих Фромм:
Рост нарциссизма в индустриальном обществе обусловлен в первую очередь разобщенностью и антагонизмом индивидов по отношению друг к другу. Этот антагонизм — необходимое следствие экономической системы, построенной на жестоком эгоизме и на принципе достижения успеха за счет других. Когда люди не хотят делиться и помогать друг другу, расцветает нарциссизм. Но более важным условием распространения нарциссизма, которое мы смогли оценить только в последние десятилетия, является поклонение промышленному производству. Человек сделал из него бога. Он создал новый мир, мир вещей, созданных человеком, используя старушку-Землю как сырье. Современный человек раскрыл секреты микрокосма и макрокосма; он проник в тайны атома и космоса, низведя Землю до положения песчинки во вселенной. Ученый, делающий эти открытия, воспринимает вещи такими, какими они являются, т. е. объективно и с незначительной долей нарциссизма. Но потребители, а так же технические и практические специалисты прикладной науки не обладают сознанием ученого. Большинству человеческих существ нет необходимости изобретать новую технику; они смогли построить ее согласно новым теоретическим разработкам, и они восхищаются этим. Так современный человек начал чрезвычайно гордиться своим творением; он стал считать себя богом, он ощутил свое величие, созерцая грандиозность созданной человеком новой Земли. Так, восхищаясь своим вторым творением, он восхищается собой в нем. Мир, который он создал, используя энергию угля, нефти, теперь еще и атома, и особенно кажущиеся безграничными возможности его мозга, стал зеркалом, в котором он может себя лицезреть. Человек вглядывается в это зеркало, отражающее не его красоту, а его искусность и силу. Не утонет ли он в этом зеркале, как утонул Нарцисс, который не смог оторваться от отражения своего прекрасного тела в озере?
В этом он весь. Моралист и противник общества потребления. Да и сам этот термин ввел он же.
Напоследок, еще приведу одну цитату, которая, на мой взгляд, подводит итог всей книге:
Хотя Фрейда нельзя считать «радикалом» в широком политическом смысле — он был типичным либералом с сильными консервативными чертами — его учение, несомненно, было радикальным. Ни его теория сексуальности, ни его метапсихологические спекуляции не были радикальными, но подчеркивание Фрейдом ведущей роли подавления (репрессии) и фундаментальной важности бессознательного в нашей психической жизни можно назвать подлинно радикальным. Его учение было радикальным, потому что оно нападало на последний рубеж обороны человеческой веры в собственное всемогущество и всеведение — веры Человека в рациональное мышление как вершину человеческого опыта. Галилей избавил человека от иллюзии, что земля — центр мира, Дарвин — от иллюзии, что человек сотворен Богом, но никто до Фрейда даже не задавался вопросом, почему рациональное мышление человека — это сфера, на реальность которой человек может всецело полагаться. Фрейд избавил человека от гордости за свою рациональность. Он докопался до корней — именно поэтому слово «радикальный» здесь уместно в самом своем буквальном значении* — и обнаружил, что большая часть содержания нашего рационального мышления лишь маскирует наши реальные мысли и чувства, т. е., служит сокрытию истины. Наше рациональное мышление оказалось по преимуществу ширмой, простой рационализацией побуждений и желаний, о которых мы предпочитаем не знать.
* от лат. radix (корень). — Прим. перев.

Приятного вам чтения! 

1 комментарий:

  1. Я читала только "Человек для себя", и книга как-то легко прочиталась, вопреки моим опасениям.

    ОтветитьУдалить